slider

Интервью Д. Мезенцева РИА Новости

13.09.2018

— Каким может быть экономический эффект от заключения мирного договора с Японией, если это произойдет до конца года?

— Значение инициативы Владимира Путина нельзя переоценить. Президент России В.В. Путин обозначил понятный и близкий путь дальнейшего укрепления двухсторонних отношений, снятия определенной остроты территориального спора, к сожалению влияющего на взаимодействии наших стран. Предложение подписать мирный договор без предварительных условий — это историческое предложения главы российского государства.

Совместная хозяйственная деятельность на островах, большая открытость России для японских инвесторов, стремление российского бизнеса к взаимодействию — это тот путь, который поддерживая многогранное сотрудничество, докажет что территориальный спор не является препятствием развития того сотрудничества, которое от России и Японии требует время, международная повестка дня.

Верю в то, что инициатива Российского Президента, будучи поддержанной официальным Токио, станет примером успешного, современного подхода к решению, «застаревшего» территориального спора.

— Владимир Путин предложил сделать остров Русский центром цифрового развития. Может остров Русский стать российской Кремниевой долиной?

— В ближайшие годы остров Русский может стать большой национальной лабораторией, где будут разрабатываться важнейшие программы в поддержку « цифровизации» национальной экономики. Полагаю, что будут созданы опытные, а возможно и промышленные высокотехнологичные производства, продукция которых, может стать конкурентной производствам лидеров секторов IT-технологий, стран Азиатско-тихоокеанского региона.

— Как вы оцениваете показатели дальневосточных регионов в инвестрейтинге АСИ? Что нужно делать, чтобы улучшать позиции? Видите ли вы проблемные моменты и, напротив, точки роста?

— Нужно понимать, что у всех регионов разные стартовые условия. Рейтинг — это важный показатель и руководители регионов стремятся к «завоеванию» больших высот в объявленном АСИ соревновании. Но надо, понимать, что есть регионы-лидеры, а есть те, которым нужно оказывать серьезную последовательную помощь, как на уровне правительства, так и на уровне федерального округа. 

У ряда регионов есть немало нерешенных вопросов: недостаточная обеспеченность транспортной инфраструктуры, удаленность ряда территории, низкая транспортная доступность, недостаточная бюджетная обеспеченность, а значит – отсутствие достаточных средств для формирования бюджетов развития и роста. Проблемы развития регионов, узкие «места» программы и планы на будущее должны куда больше, куда активнее обсуждаться в обществе, и прежде всего, по инициативе региональных правительств, муниципалитетов. Готовность к диалогу власти на местах — важнейшее условие взаимопонимания и доверия в обществе, основа того социального контракта, который не подписывается, но существует как фундамент отношений гражданина и государства, власти и общества.

— Президент России ВВ Путин поставил задачу постепенно сокращать расчеты в долларах и наращивать расчеты в нацвалютах. По вашему мнению, сейчас, в условиях ослабления рубля, для этого подходящее время? 

— Дело не в усилении и ослабления рубля, дело в финансовой философии таких взаиморасчетов. Полагаю, что позиция главы государства об увеличении объемов расчетов с нашими партнерами в национальных валютах верный долгосрочный путь.

— Нужно ли России стремиться полностью отказаться от доллара в международных расчетах?

— Нужно и можно — это разные вещи. Надо быть реалистами, полный отказ от доллара в ближайшей перспективе вряд ли возможен в торговых расчетах между нашей страной и партнерами.

— Весной этого года глава РСПП Шохин предложили властям создать в правительстве структуры по реагированию на санкции по аналогии с одним из департаментов Минфина США. Считаете ли целесообразным? 

— Учет тех последствий, которые вызывают санкции должен быть очень тщательным, оперативным и «точечным». Будет ли это новая структура или эту «заботу» возьмут на себя министерства экономического блока — это вопрос компетенции правительства страны.

— В каких сферах экономики мы могли бы активизировать сотрудничество с Пхеньяном? Как вы оцениваете работу российских компаний с коллегами из Северной Кореи?

— Российская Федерация всегда предлагает широкий спектр возможностей для взаимодействия с партнерами в экономической сфере, вне зависимости от экономики страны партнера, с учетом ее специфики и структуры.

Полагаю, что предмет возможного экономического взаимодействия с Северной Кореей — это предмет переговоров, экспертных оценок по линии министерств экономического блока, представителей российского бизнеса. Это та работа, которая возможно проводить только при соблюдении тех требований и решений Совета безопасности ООН, которые накладывают и на нашу страну определенные требования и ограничения.

Президент России В.В. Путин на IV Восточном экономическом форуме обозначил обеспокоенность, в связи с требованиями в адрес официального Пхеньяна, по последовательному отказу от существующей системы национальной безопасности, когда заокеанским партнером по диалогу не предъявлены те гарантии, без «опоры» на которые, решения всего комплекса вопросов Корейского полуострова не будет устойчивым и справедливым. Это относится и к предложениям потенциальной поддержки социально-экономического развития КНДР, убежденность в реализме которых, должна быть обоснованной, возможно поддержана и в многостороннем формате.